Сам электрик

Страстно влюбился Джон Грей сам электрик Кетти. Сказал, пылая: «Кет, возьмите мой браслет». И Кет, тогда сказала лорду: «Да». Стал целовать зараз и рот, и нос, и глаз.

Новый у Джона быстро план возник тут. У Кет, в ответ в глазах погас весь свет. Мораль, едваль, ей нынче не ясна. Давать такой ответ прекрасным вашим Кет. В 1924 году издан Блантером за свой счет в Москве с текстом Владимира Масса, а позже — с идеологически выдержанным текстом Константина Подревского. На пластинку записан в Москве в 1926 году.

Послужил основой дворовой песни об испанце Джоне Грее из страны далекой юга. Джона Грея» с текстом Масса исполнял Андрей Миронов — но только первый куплет. 1925 года с указанием на титульном листе автора текста К. 1927 года, копирующее киевское издание, с сохранившимся вложенным листом. Во всех изданиях над нотами стоит посвящение «Леониду Сигизмундовичу Губер», на титульном листе и листе с текстом имя персонажа написано как «Джон Грей», а над нотами — «Джон Грэй».

Нотная запись во всех трех изданиях абсолютно идентична. Блантер вспоминал, что песня написана им с Владимиром Массом весной 1923 года и вскоре вышла на пластинке. В 1923 году новые пластинки в стране не записывались. Джон Грей» не значится, то есть пластинки еще не было. Она упоминается в следующем каталоге, вышедшем в конце 1926 года. Владимир Масс в 1933 году был арестован, десять лет провел в ссылке, а его имя на эти годы было вычеркнуто из официальных источников, в том числе из титров фильма «Веселые ребята», соавтором сценария которого был Масс.

Из воспоминаний Матвея Блантера в беседе с журналистом Глебом Скороходовым в конце 1960-х гг. Мне повезло, в начале 20-х моего Джона Грея записал Музпред или Музтрест, уже не помню. И этот фокстрот побил рекорд популярности. Когда в 24-м году Арго, Адуев, Типот и Вера Инбер написали обозрение против Чемберлена и других политиков и прочли его в Реввоенсовете, то председатель посоветовал обязательно использовать Джона Грея, но с новым текстом, злободневным.

В девятнадцатом году для знаменитого Бориса Борисова написал Мальчишку шлепнули в Иркутске. Вы бы слышали, как он это исполнял! Не зря же его обожал Шаляпин, и Борисов пел для него в бенефис Фатеницу. Сергей Эйзенштейн, тоже о кино еще не помышлявший.

Форрегер блестяще ставил обозрения, в которые вставлял музыкальные номера, преимущественно иностранные шлягеры. Все говорили, что делал это он гениально. Давай сами напишем что-нибудь в этом духе, что мы, лаптем щи хлебали? И весной двадцать третьего появился тот самый Грей, а затем и пластинка.